korgimama (korgimama) wrote,
korgimama
korgimama

Categories:
  • Music:

Пьенкна пани

Людмила Петрушевская, "Кабаре одного автора", Артефак, вчера.

Есть персоны, которым, в общем-то, уже и не надо ничем делиться со зрителем, достаточно просто стоять, смотреть, быть. Такая была вчера Петрушевская.
Таков был, к слову сказать, Ник Кейв на своем сольном концерте в 2004 году. Таков их накопленный душевный и духовный опыт и, прости Господи, харизма.
Но, конечно, Людмила Стефановна пела, конечно, читала свои стихи. Ей аккомпанировал милейший оркестрик из музыкантов вполне филармонического качества .
Она была в каких-то славных одеждах, как будто сварганенных из осыпающихся цветов давно прошедшей юности, а шляпка, какая была шляпка!

Песни все, как одна - сентиментальные, " Жизнь в розовом цвете", " Лили Марлен",
"Утомленное солнце" (в оригинальном, польском, варианте, про последнее свидание в воскресенье, с девушкой, которая ушла от героя к другому) и тому подобное. Петрушевская то пришепетывала на нежнейшем польском, то мурлыкала на французском, то неразборчиво имитировала идиш.

Потом подбавила горечи: "Все эти песни играли еврейские оркестрики в концлагерях, когда людей вели на мнимую "дезинфекцию" в газовые камеры. Представляете, как они играли? "

И продолжила петь, не всегда попадая в ритм, но превосходно интонируя. Голосом, готовым сорваться, но удерживающимся в рамках песенки, как бы говорящим зрителям: что бы мы тут ни пели здесь, каким бы голосом, совершенным или нет, все это не так важно, ведь все там будем, поэтому - любите друг друга, хоть любовь и - "дело мрачное" (цитата из ее стихотворения), а "цветочный киоск пахнет похоронами".
Нежной иронии тоже было в избытке. Например, Людмила Стефановна исполнила польскую песню, на двух языках, со своим текстом на русском. Идеальный городской романс или дворовые "страдания", как ни странно, редко по силам написать даже хорошим поэтам. Для этого требуется некая специфическая точность языкового попадания именно в этот сегмент низовой культуры, попадания приязненного, и способность там затанцевать так, что не отличишь от подлинника.

Жаль, не могу процитировать полностью, но текст полупольской песенки по сюжету, качеству и драматизму не уступает шедеврам " Маруся отравилась" и " Вот входит Манька в залу..."
Все там есть - и кровь, засохшая на ноже и чудесная жалоба :" Я, мама, жить устала,
Даю, кому попало"

Петрушевская давно зарекомендовала себя ценителем наивного искусства, что лучше всего проявилось в ее "Песнях восточных славян", имитировавших фольклорные страшные истории.
Про страшное Петрушевская писать может и без иронии, но не менее блестяще. Многие ее и недолюбливали за это, особенно в прежние времена, не желая окунаться в тяжелую неупорядоченность земного бытования на страницах ее книжек.

За это же упрекали и продолжают упрекать любительницу творчества Людмилы Стефановны - Киру Муратову. На что Муратова отвечает: " Хорошо сделанная вещь, как бы страшна она ни была содержанием, оставляет ощущение радости", давно определив примат эстетики над этикой в восприятии искусства. При одном условии.
"Остальное на смерть похоже. Все, что не любовь,"- говорит Муратова.
Условие необходимое.
Tags: культурка и искусствишко
Subscribe

  • (no subject)

    И такой пугающий дождь вечером. Как будто лето уже кончилось. Будто повернулось все от чувств и ощущений жарких, летних в другую, холодную сторону.…

  • (no subject)

    Чудный Вадим Жук сегодня опубликовал стихотворение. В комментариях написала свое. Ну не стихотворение, так, версификацию на скорость, это когда в…

  • (no subject)

    Ладно, жираф так жираф. Помню, ходила я в детстве в кружок художников-анималистов при Дарвиновском музее. Там мы рисовали чучела, неизбежно задаваясь…

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments